Банно-прачечные отряды во время Отечественной войны - Из рода в род

Время создавать семейную летопись.

четверг, 7 мая 2020 г.

Банно-прачечные отряды во время Отечественной войны

В 1941 году, в самом начале войны санитарно-эпидемиологическое состояние Красной армии было ужасающим. Конечно, солдаты периодически стирали обмундирование, но делали это как могли, и не всегда выдавалась для этого возможность. В результате уже к концу 1941 года около 80% бойцов страдало от педикулеза, тифа, дизентерии, малярии и других заболеваний, связанных с антисанитарией.

Отряды, о которых  умалчивает история


В начале 1942 года ГКО принимает постановление «О мероприятиях по предупреждению эпидемических заболеваний в стране и Красной Армии». Формируются 200 банно-прачечных отрядов. Состояли эти отряды из вольнонаемных женщин. В истории эти отряды не упоминаются, нигде нет подробной информации о них, будто не несли они никаких важных функций и никакие они не герои. Хотя многие прошли за солдатами трудный путь до Берлина и были награждены орденами за заслуги перед Отечеством, испытали на себе все тяготы войны, лишились здоровья и были очернены в сети недоброжелателями дурной славой.


Что касается дурной славы прачечных отрядов, то по сей день нерадивые писаки, рассказывая о подробностях войны, сочиняют сплетни. Пишут, что одновременно с созданием публичных домов в Германии, в СССР формируются специальные банно-прачечные комбинаты, где молодые санитарки, связистки и т.д. обслуживают военных. Что на секретных совещаниях активно обсуждались вопросы о том, как обеспечить молодых солдат женщинами для поднятия общего боевого настроя и успешных исходов сражений.


А на самом деле, ни один командир не допустил бы такой вакханалии и отсутствия стираного белья и стабильного мытья у солдат. Ведь чистота в армии была чуть ли ни на первом месте. Если бы ее не брали в расчет, то солдаты превратились бы в грязных, ослабленных, страдающих от инфекций оборванцев. Благодаря сформированным банно-прачечным отрядам, на третьем году войны риск подхватить вшей и другие болезни сводился к нулю. Военнослужащие не менее одного раза в неделю посещали бани и с такой же периодичностью они получали около трех кг чистого белья – портянки, кальсоны и рубашки. Ватники и шинели стирались реже. Конечно в комплексе с еженедельным мытьем, улучшилось и питание, а паразиты, в основном облюбовывали голодных и изможденных людей.
Обязательно стирались вещи из полевых госпиталей - постельное белье, тряпки и перевязочный материал. Бывало, что последнего очень не хватало, потому аккуратно стирались и отбеливались уже использованные средства. К тому же не стоит забывать и об одежде раненных бойцов. Ее приходилось отстирывать от крови и обеззараживать.
Женское население страны по доброй воле были зачислено в эти отряды. Их суровые будни состояли из постоянной круговерти грязной, тяжелой от пропитанной кровью одежды и не менее тяжелого стираного белья. Их руки были поражены артритом от постоянных нагрузок и холода, пальцы стирались в кровь вместе с ногтями, а кожу разъедало щелоком.
За день выстирывались тонны белья. И все это не на машинке-автомат, а на ручных машинках или руками. Ручные машинки за один заход выстирывали примерно 20 пар исподнего. При этом, нужно было в течении часа крутить ручку стирального барабана, проворачивая его. Потом все вытаскивалось, выкручивалось и сушилось, и снова начинался весь процесс. Если не было ручных машинок, то все стиралось руками в корытах, тазах, на мостках.


Что касалось средств для стирки, то с ними была целая проблема. Для того чтобы обработать вещи от вшей и гнид применялся керосин или «Мыло - К», скипидар, анабазинсульфат, пиретол и т.д. В 1944 г. эти препараты были заменены дустом.  Его появление произвело фурор у прачек, ведь в вещах им обработанных вши не появлялись. Лишь только через три десятка лет после войны люди узнали, насколько он губителен для человеческого здоровья.
К слову сказать, если в части не было прачечного батальона, то солдаты боролись с паразитами самостоятельно. Они собирали всю пораженную одежду в металлическую бочку и жгли ее на костре. Многие вещи в ходе таких действий теряли свой вид или сжигались.
А так, основными средствами обработки оставались кипячение, древесная зола (или ее водный раствор, именуемый щелок), хлорка. Щелок давал сильную реакцию и сильно разъедал кожу рук.
Если была такая возможность, то белье обеззараживали в специальных автомобильных паровоздушных камерах с помощью формальдегида. А для мытья солдат, если не было возможности установить баню, применялись автобани – такие грузовики с герметичными кузовами, где стояли печка, топившаяся на солярке, и емкость с водой. Мытье, санитарная обработка и стирка была доступна только солдатам второго эшелона, тем, кто на данный момент не участвовал в боях. А летом проблема мытья решалась купанием в речках, озерах и ручьях.
Еще был вариант организации бань-прачечных в поездах, где не было проблем со светом, водой и проживанием. Но не всегда поезда могли последовать за армией в такие места, где не было железнодорожных путей. В таких случаях кипятили воду для стирки и обработки или стирали в речках и ручьях. Штопали изорванную осколками и пулями одежду прямо в полевых условиях или передавали ее в тыл, где все чинилось, обрабатывалось и выдавалось солдатам снова.
Для сравнения, более старшее поколение помнит, как проходила стирка дома, когда не было автоматических стиральных машинок. Все белье долго кипятилось на плите в огромной кастрюле или ведре. Пар, влажность, вода были по всей квартире. После кипячение все перекочевывало в стиральную машинку, где все долго прокручивалось и выжималось вручную или через барабаны, прикладывая силу. Если пятна не выстирывались, то их застирывали на специальной доске. После всех этапов белье вывешивалось на веревки сушиться.
Если дома этот процесс отнимал силы и время, то что же творилось в банно-прачечных батальонах? Там с утра до вечера женщины занимались стиркой, кипятили, застирывали, обрабатывали химией, полоскали, выкручивали. Это отражалось на здоровье, от тяжестей возникали грыжи, руки были стерты в кровь, ногти разъедало полностью и казалось, они никогда не вырастут. В холодное время года труженицы были постоянно простужены, возникали хронические заболевания.
В архивах сохранились данные о том, сколько было выстирано белья за 4 месяца на Северо-Западном фронте – 6 808 348 кг! Сколько вредных веществ осело на коже прачек, сколько ран от этих санитарно-гигиенических мероприятий.
Люди не способны долго помнить все тяготы, которые и с ними-то не происходили. Отсюда и весь бред про публичные дома, которые работали под прикрытием вот этих вот отрядов. Эти злобные фантазии принадлежат тем, кто на себе не испытал всего того, что происходило с предками в войну, кто даже не удосужился хоть немного порыться в истории и сделать маломальские выводы о суровых буднях советских солдат и вольнонаемных. Ну какие здесь публичные дома, когда за первый год без бань и прачечных советская армия могла пасть под наплывом паразитов и инфекций, а не под натиском противника?
Сами прачки скромно молчали о своих подвигах и через много лет в интервью кто-то из них скажет: «Да какой я герой? Всю войну стирала!»

×Закрыть

Комментарии Читателей